» » Солдатская пуговица

Солдатская пуговица23 июн 2017 Просмотров: 930

Солдатская  пуговицаАвгустовская жара 45-го миражным маревом полыхала над маньчжурскими сопками, уводя в даль песчаной дорогой, перепаханной плугами войны. Гусеницы моего американского БТРа (зенитная самоходная установка «М-16/17», основное средство мобильной ПВО танковых и механизированных частей - ред.) с четырьмя крупнокалиберными спаренными пулемётами на борту всё глубже впиваются в сыпучую колею. Натружено ревёт двухсотсильный двигатель, из-под капота всё чаще начинают вырываться наружу облачка пара: опять закипел радиатор. По холодку бы пронесло, а тут так печёт, что раскалённое от солнца железо горячими углями обжигает пальцы. Заглушив мотор, я тянусь к канистре с широкой горловиной, чтобы долить воды в радиатор. Командир расчёта, горьковчанин (житель Нижнего Новгорода, Нижегородской области - ред.) Толя Заикин, окая, недовольно ворчит, мол, давно бы надо снять термостат, и тогда бы не мучились.
Наводчик из-под Белой Церкви (украинский областной центр - ред.) Остап Подолян с заряжающим со Смоленщины Захаром Рябовым дежурят у турели, вглядываясь в окружающие сопки: едем не на свадьбу и не на учение. В соседнем китайском селении, по данным разведки, якобы скрываются белогвардейцы с хунхузами (с кит. - краснобородый; члены организованных банд, действовавших в Китае, - ред.), совершившие прошлой ночью налёт на трофейные продовольственные склады, отбитые месяц назад у японцев при освобождении нами крупного железнодорожного узла - города Хайлар (в 100 км от границы с Забайкальским краем (бывш. Читинская область) - ред.). Сзади подошли ещё три бронемашины. Подбежавшие водители, узнав причину задержки, решили помочь, памятуя, что вода здесь на вес золота. Быстро отвернули все четыре болта патрубка на головке блока и, вытянув из-под него термостат со словами «здесь Сахара, а не ледовитый Север», выбросили его в песок.
Село с фанзами (традиционное жилище в Китае и Корее - ред.), окружённое глиняными дувалами (глинобитный забор или стена в Азии, отделяющая внутренний двор местного жилища или дома от улицы - ред.), как-то сразу вынырнуло из-за колючей стены гаоляновых (однолетний злак, разновидность развесистого сорго, напоминает кукурузу, со стеблем, доходящим в культуре до четырёх метров высоты, - ред.) полей. Посоветовавшись, наш БТР остался дежурить на его окраине, а три других начали огибать улицу, вытянувшуюся своим концом к самому подножию близлежащей сопки. Хотя гоняться за разрозненными группами белогвардейцев было равносильно тому, что ловить в поле ветер. Стоим минуту, десять... Мёртвая тишина. Даже собак - и тех не видно. У Подоляна немеют пальцы, готовые каждую секунду нажать на кнопку всех четырёх электроспусков - соленоидов. Наконец, из близлежащей фанзы вышла женщина и направилась в нашу сторону. Уже издали мы обратили внимание на её несколько отличительную внешность - с её худых плеч свисали русые волосы. Подойдя к нам вплотную, заговорила по-русски:

- Вы - советские солдаты?
Удивившись, мы в первую очередь навели справку: «Нет ли в селении «белопогонников» (белогвардейцев - ред.)?»
- Утром были, человек двадцать конников, а куда ушли - не знаем.
- А ты-то как здесь оказалась, и есть ли ещё кто в деревне из «ваших»?
- Одна я тут, рассказывать - долгая история.
Около четверти века назад их семья со многими офицерами, преследуемая красными, эмигрировала из Читы в Маньчжурию. Отчим - отец, офицер царской армии, с её матерью и ею, приёмной дочерью, нашли приют здесь, за границей. Отец со временем спился, мать вышла за другого, а её бросила на произвол судьбы. Оказавшись на чужбине у «обрыва», она вышла замуж за китайца.
- Нас таких много, в том же Хайларе...
Обернувшись, она махнула в сторону дома рукой, зовя кого-то. В проёме ворот появился китаец. Был он худ и высок, напоминая бамбук. Пригибаясь и низко кланяясь, он направился к нам, произнося одну и ту же фразу: «Капитана, капитана...». Следом за ним, словно горох, высыпала наружу куча китайчат. Это были её дети. Окружив нас, они, как и все мальчишки, шмыгая носами и наматывая содержимое на рукава, бесцеремонно и с любопытством разглядывали нас.
- Ничего себе, наплодила, - заметили мы.
- Так у нас у всех здесь самое малое по десятку...
- Родом-то откуда?
Услышав ответ, я чуть было не вывалился из кабины.
- Из Стерлитамакского уезда я, из Бугульчана. Может, слышали? Отец, отступая с дутовцами, и подцепил нас тогда с мамой...
- А про Мелеуз что-нибудь знаешь?
- А как же, в детстве даже на базар ездила.
Не буду рассказывать обо всех подробностях этой необычной встречи на далёкой маньчжурской земле. Да и забылось многое. Узнав, что я из Мелеуза, она прямо-таки впилась в меня глазами и с дрожью в голосе стала расспрашивать: «Как он там, её Бугульчан, не перевелась ли калина на этой и той стороне Белой, куда они плавали, и живут ли ещё в горном озере, что примерно напротив их села, водяные черепашки?» (Ред.: в номерах газеты «Путь Октября» №124 от 31 июля 2007 года, №85-86 от 30 мая 2009 года в материалах А. Корицкого под заголовками «Черепашье озеро под присмотром Кутузова», ««Краснокнижная» находка» рассказывалось о том, что болотные европейские черепахи (Emys orbicularis - вид пресноводных черепах, название происходит от лат. яз. - «округлый») живут и здравствуют на озере у подножия горы Кунгак (хребет Янгудай, зоозаказник «Кунгак»), рядом с бывшей деревней Аптраковского сельсовета Сурагулово (в её окрестностях находится самая южная точка нашего района), где в одном месте сходятся границы Кугарчинского, Мелеузовского, Куюргазинского районов на правом берегу Белой, на северо-восток от села Бугульчан (Куюргазинский район), расположенного на левобережье Белой).
- Да не был я никогда в твоём Бугульчане, - признался я. - А калины у нас там везде море...
Повернувшись к мужу, она что-то сказала ему на китайском. И тот молчаливо, рысью устремился к дому, неся скоро целую вязанку огурцов, которые росли у них на длинных шестах. Низко кланяясь (до чего их забили японцы! - авт.), он вручил их нам.
Мы тоже не остались в долгу. Командир, покопавшись в отсеках БТРа, достал банку американской тушёнки и протянул женщине.
- Зовут-то как тебя?
- Варвара, Варя я.
- Домой-то, в Россию, не хочешь?
- Спичка два раза не горит. Да и кому там я нужна?
- Ну, тогда будь здорова...
Я лихорадочно раздумывал: что бы подарить ей ещё от себя? И тут пришла мысль. Я вытащил из-за спины сложенную вчетверо шинель (был мал ростом, ноги с трудом доставали педали сцепления и тормозов) и, оторвав первую же попавшую на петле пуговицу, протянул ей.
- Возьми на память от нас и твоей Родины...
Лицо её как-то странно передёрнулось, она схватила обеими ладонями мою руку и, обливаясь хлынувшими слезами, прижала её к щеке.
- «Ходи»! (наше «стандартное» обращение к китайцам - авт.). Смотри, не обижай её! - похлопал для убедительности по турели (установка для крепления пулемётов - ред.) наводчик Подолян, обращаясь к мужу Варвары.
Освободив свою руку, я включил двигатель. Внезапно поднялся сильный ветер и, словно злясь на неустроенность человеческой жизни, стал забрасывать в наши лица колючий песок. Всю обратную дорогу мы молча думали об одном и том же - об искательнице потерянного ковчега, мучаясь в мыслях: почему судьба-злодейка, прежде чем бросить человека на землю так безжалостно и жестоко, приподнимает его...

Май 2003 года.

Михаил ПИЛЬНОВ, 
Почётный гражданин г. Мелеуза и Мелеузовского района, ветеран редакции газеты «Путь Октября».