» » В двери постучала страшная весть

В двери постучала страшная весть10 мая 2017 Просмотров: 855

Мелеуз. 22 июня 1941 года

22 июня 1941 года. Воскресенье. Обычный день. Жили, думая о будущем, надеялись, что впереди ждёт только хорошее. Но мечтам и ожиданиям не суждено было сбыться… Из посёлка Мелеуз и района на фронт ушли 11732  человека (1941 г. - 3364, 1942 г. - 3628, 1943 г. - 2910, 1944 г. - 1531, 1945 г. -  299. В том числе 282 девушки. На фронт Воскресенским РВК было призвано 5854 человека, из них 78 девушек.
Журналист, почётный гражданин города и района М. Г. Пильнов вспоминал о том страшном дне, когда кончилось его детство. А было ему тогда 14 лет. «Жарким  июньским днём я с друзьями купался на реке Каран, что протекала за огородом дома. Вдруг увидел бегущих маму и бабушку. Они были взволнованы, плакали. Платок у бабушки сбился на плечи, седые волосы растрепались и тревожно развевались на ветру. Мама махала руками, испачканными в тесте. Всё было не по-домашнему, как-то неуютно и жутко. Мы почувствовали страх. «Миша, война! Война!» - услышали отчаянные крики». 
В тот же день, 22 июня, было созвано заседание бюро райкома партии, где обсуждался вопрос о проведении всеобщей мобилизации людей, о перепрофилировании предприятий и учреждений на военный лад, об отправки на передовые позиции транспорта. Сразу же в райцентре, по предприятиям и учреждениям, работники РК ВКП(б) и секретари партийных организаций стали проводить митинги. 23 июня митинги прошли на всех предприятиях, в учреждениях и колхозах района. В ночь с 22 на 23 июня были вывешены лозунги, плакаты, портреты членов ЦК ВКП(б), открыты Ленинские уголки, выделены политработники в пунктах по мобилизации, организованы художественные выступления, справочные столы, оркестры. Выстраивались в очереди у военкомата добровольцы - деды и безусые парни. В первый день войны в Мелеузовский райвоенкомат было подано 14 заявлений патриотов-добровольцев с просьбой досрочно зачислить их в Красную Армию и отправить туда, где кипят бои.
Вот что рассказала С. Б. Кабирова из д. Арасланово: «...В то лето на лугах и в лесу было очень много ягод. Я и Нагима-апа Булякова (мать будущего писателя) с утра пошли их собирать. Вдруг слышим со стороны деревни голоса: кто-то поёт, а кто-то играет на гармошке. Нагима-апа и говорит: «Пошли домой. Вдруг что-то случилось». А мне так не хотелось уходить, не оторваться от ягод. Но всё же пошли. В деревне, на улицах стояло пять-шесть запряжённых лошадей, в них сидели односельчане. Вокруг все плачут. Из этих первых, ушедших на войну, никто не вернулся...».
 «Мне не было и восьми лет, когда началась война, - вспоминает В.  Ф. Брежнев. - Весть о начале войны я услышал к обеду, когда пришёл отец. Он в ту пору был председателем колхоза «Свободный труд». Мать закричала. Я и не понял, что случилось, но тоже заплакал. Сдав председательские дела, 24 июня 1941 года отец ушёл на фронт. Из нашей деревни Конарёвки многих тогда забрали на фронт. Стоял стон, плач матерей, жён, крик детей. Мы с матерью до Мелеуза провожали отца. И лишь одно письмо от него пришло в июле 1941 года, и следом - похоронка. Вот только тогда я осознанно понял, что произошло страшное для всех нас».
Ветеран войны и труда из деревни Нурдавлетово Л. Исянгулов рассказывал: «22 июня я с Нуруллой Магадеевым работал в колхозной кузнице. Здесь собралось немало народу. Вернулся из Зирганской МТС председатель колхоза Зариф Халиков и сообщил печальную весть -  фашистская Германия, нарушив пакт о ненападении, вероломно напала на Советский Союз. На другой день многие юноши и мужчины из Нурдавлетово отправились на фронт. А до конца 1941 года из нашей небольшой деревушки ушли на защиту Родины свыше 40 человек. 22 моих земляка навсегда остались лежать в дальних краях. Среди погибших на фронтах Великой Отечественной - отец и сын Нигматьян и Файзрахман Исянгуловы, братья Абдулла, Нурулла, Закария и Адигам Файзуллины, Зариф и Карим Халиковы, Шамсетдин Сунарчин, Ягафар Мухамедьяров и другие. Сам я воевал в составе третьего Украинского фронта, вернулся домой инвалидом второй группы».
 «Я не помню, кто первый принёс эту страшную весть, - рассказал   житель д. Даниловки В. М. Грызин. - Мы с отцом собирались ехать на сенокос. Я хоть и пацан ещё совсем был - мне и десяти лет не было, но уже вовсю помогал ему. Помню, что поднялся шум, со всех сторон к конторе стал собираться народ. Бабы запричитали, за ними заплакали ничего не понимающие ребятишки. И уже на следующий день из села потянулись подводы с призывниками. Крик, плач. Страшно было. Мы проводили отца на фронт в августе, а в декабре пришло извещение о том, что он пропал без вести. Следом за ним ушёл и брат Пётр. Через год он сложил голову под Смоленском».
Житель деревни Кутушево Нурфаиз Тулюкаев прискакал с работы верхом на лошади рано утром. По его настроению, по звуку шагов семья почувствовала, что-то случилось неладное. Мать Минлебика, жена Залифа, дочь Флюра и сестра Гарифа невольно поднялись с топчана. Он присел и сообщил о страшной вести. Осенью 1940 года он только вернулся с финской войны, мечтал трудиться на родной земле, вкусить сладость крестьянского труда: «Эх, не успел даже собрать урожай!» Повестка в их дом пришла одной из первых, как и похоронка...». 
 Жительница с. Дарьино А. Р. Торгашова вспоминала: «Мне было восемь лет, но до сих пор слышен в памяти плач женщин: «Война ведь...», «Война!», а мы, дети, цепляясь ручонками за юбки матерей, не до конца понимали, что произошло. На фронт были отправлены обе автомашины, на одной из которых поехал за рулём наш шофёр Иван Иванович Поворотов, три гусеничных трактора, на одном - тракторист Борис Фёдорович Посадский. Оба геройски погибли, так и не вернувшись с фронта. Было отправлено сто самых лучших лошадей, все пароконные брички. На фронт ушли самые лучшие трудовые руки мужчин, в колхозе остались одни старики, женщины, дети».
По материалам Книги-эпопеи о земляках победителях  подготовила Валентина БАБЕНКО.